Даниил Иванов

«Мне сразу понравился волейбол, не было никаких сомнений»


Даниил, почему вы в своё время решили пойти в спортшколу олимпийского резерва № 74 «Виктория»?

Моё знакомство с волейболом связано со школьными годами — конец шестого класса. На уроке физкультуры я был единственным, кто мог подавать подачу «планер» стоя сверху, и физрук посоветовал мне пойти в спортшколу «Виктория». Я просто пришёл в секцию, а мне говорят: «Переходи в спорткласс». Так и поступил, сильно замотивировался. Мой первый тренер Галина Леонидовна Бурцева увидела во мне талант, данные, и я ей благодарен за то, что она посоветовал мне перейти в спорткласс. Что дала мне школа? Дисциплину.

Сразу понравился волейбол или поначалу сомневались, ваше это или нет?

Мне сразу понравился волейбол. Не было никаких сомнений. Я оставил обычную школу, ещё не умея играть волейбол, но этот спорт мне уже нравился.

В спортшколе вы попали к Галине Леонидовне Бурцевой. Насколько комфортно себя чувствовали, занимаясь под руководством тренера-женщины?

Галина Леонидовна — уникальный специалист. Она довольно строгий тренер, но именно этой строгости мне не хватало. Галина Леонидовна стала мне второй матерью.

А кто был самым строгим преподавателем на вашем направлении?

Тяжело сказать. Я бы выбирал между Галиной Леонидовной Бурцевой и Сергеем Константиновичем Шляпниковым.

В 15 лет вы подписали первый контракт с молодёжным «Факелом». Какие ожидания у вас были в тот момент?

Испытывал невероятные эмоции — ведь это мой первый профессиональный контракт. Подписал его, не раздумывая, поскольку понимал, что вот он, шаг во взрослый волейбол, шаг в будущее, продолжение моей карьеры, потому что если в юном возрасте тебя не забирают в тот или иной клуб, вероятнее всего, ты заканчиваешь с волейболом.

Жить в Новом Уренгое было сложно? По вашему мнению, это интересный город?

Новый Уренгой — очень интересный город, холодный, но мы там не жили. То есть команда называлась «Факел» Новый Уренгой, но базировалась в Серпухове. Мы летали в Новый Уренгой, проживали там, играли, но никаких привилегий перед другими командами у нас не было. В Серпухове тоже проводились соревнования, разные турниры.

Как бы оценили свой дебют за молодёжную сборную России? Какие эмоции испытывали, выступая за национальную команду?

Дебют в молодёжной сборной России — это отдельная история в моей карьере. По первому вызову в сборную приехало около 20 человек, а остаться должно всего 12. А когда ты остаёшься в числе этих двенадцати, когда говорят, что здесь собраны лучшие из лучших вашего года, ты едешь на соревнования, выступать за свою страну, испытываешь непередаваемые эмоции. Их нельзя описать, их можно только испытать.

На чемпионате мира вы вместе с молодёжной сборной заняли 4-е место. В каком состоянии находились после турнира?

Состояние максимально разбитое. Мы не пришли на финальное награждение, хотя из нашей команды был выбран лучший подающий. Ехали за медалями, в итоге наткнулись на сборную Болгарии. В групповом этапе выиграли у болгар 3:1, а в полуфинале проиграли 2:3, и в матче за третье место уступили Ирану 2:3. По итогу чемпионом стала Польша, болгары вторые, Иран третий, а мы четвёртые.

Кого вы могли бы назвать ключевым игроком сборной страны?

Михаил Лабинский и Тимофей Тихонов. Ещё назову Николая Зубова. Думаю, этот игрок будет сиять на мировых аренах.

Два года вы выступали за команду из Ярославля. На ваш взгляд, где более активные болельщики — в этом городе или Новом Уренгое?

В Ярославле вообще неактивные болельщики. Вот там приходишь в зал, все сидят спокойненько, смотрят волейбол. В Уренгое — болеют, тут точно более активные болельщики, чем в Ярославле. Сейчас, конечно, в Ярославле многое меняется.

У вас была операция на колено. Трудно было войти в прежний игровой ритм после травмы?

Да, было сложно войти в тот самый игровой ритм. Потерял в высоте прыжка, потерял в физической форме. Вернуться в плане техники было нетрудно, тяжелее вернуться в прежнее физическое состояние. Ведь что такое техника — две недели потрогаешь мяч, опять всё вспомнишь, а физику восстановить очень тяжело. Месяц потерянной активности приводит к тому, что надо восстанавливаться больше двух. Я не играл три месяца.

Как вспоминаете период выступления за ЦСКА на правах аренды? С кем из игроков особенно подружились?

Ближе всех мне стал Владислав Гендлер. Это максимально близкое знакомство. (Смеётся.) Не могу не добавить Артемия Крайнова.

Что касается периода выступления в ЦСКА, то это мой ключевой клуб после травмы. Мне нужно было восстановиться, и меня отправили в аренду в ЦСКА. Надо было заново учиться, потому что потерял физическую форму, приходилось восстанавливаться, но в меня верили. Я думаю, что хорошо выступил в ЦСКА. У нас, конечно, с ними не получилось продолжить сотрудничество, но это уже другие моменты.

Последним вашим клубом было челябинское «Динамо». Вы остались довольны переходом в эту команду? Как считаете, в чём выражается её потенциал?

После «Динамо» Челябинск я завершил карьеру. Конкретно с челябинским «Динамо» это не совсем связано — скорее косвенно, но это было моё решение об окончании карьеры.

В чём выражается потенциал «Динамо»? Они набирают молодых игроков, делают на них ставку. Там очень хороший и талантливый тренер. И я думаю, что в тренере и заключается потенциал команды. Искренне верю в него.

Чем вы занимаетесь после окончания карьеры. Появились новые интересы?

Да, я стал тренером по волейболу, переехал в Екатеринбург. Тренировал в волейбольном центре HONEY VOLLEY, познакомился с Константином Шмелевым. Мы с ним хорошо поработали, я организовывал турниры по волейболу, учил людей. Те умения, которые мне дали в сборной России, в клубах, старался чуть больше передать, чем остальные тренеры.

Даниил, какими советами вы можете поделиться с юными волейболистами?

Никогда не спорить с тренером. И понимать, что нужно обладать адским трудолюбием.

Добавить комментарий